Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

вход/регистрация

Главная > Каталог оружия > Винтовки и карабины > Снайперские винтовки > СВД (снайперская винтовка Драгунова)
СВД (снайперская винтовка Драгунова)
Страна производитель Россия
Калибр (мм) 7,62
Год выпуска 1963
Режимы огня Одиночный
Патрон 7,62х54R
Нарезы (мм) 4 нареза шагом 240 мм (ранние модели), 320 мм (современные)
Длина ствола (мм) 620
Статус В производстве

Данные в таблице выше относятся к базовой модели СВД   В конце 5O-x годов XX столетия, в связи с перевооружением Советской Армии перед конструкторами - оружейниками правительством была поставлена очередная задача - создать полуавтоматическую снайперскую винтовку. К этой работе практически сразу подключился и Евгений Федорович Драгунов, к тому времени уже известный изобретатель целой линии спортивного оружия. 

Для того, чтобы лучше понять затронутую нами тему о легендарной снайперской винтовке, следует ненадолго остановиться на биографии самого конструктора, на тех ее моментах, которые стали основополагающими для последующего создания СВД. До начала Второй Мировой Войны, то есть до 1939 года, Драгунов обучался в оружейном техникуме, после чего был призван на фронт, где вплоть до окончания войны работал в оружейных мастерских и школах, а в последние годы Второй Мировой состоял в должности старшего оружейного мастера в артиллерийском училище. Другими словами опыта, именно практического опыта работы с различным оружием в багаже знаний этого человека было предостаточно. Конструированием винтовок Драгунов всерьез начал заниматься в 1945-м году, после демобилизации из рядов Советской Армии, как только закончилась Великая Отечественная Война. Сразу по окончанию войны, Драгунов вернулся на родной Ижевском оружейный завод, где занял должность старшего мастера. В пятидесятых годах конструктор создал массу спортивных винтовок, например, одна из первых его работ – спортивная винтовка С-49, которая показала поразительную кучность боя и установила мировой рекорд по этому параметру, кстати говоря, первый для СССР. Данная винтовка при первых отстрелах показала на сто метров поперечник рассеивания чуть меньше 22-х мм серией из ДЕСЯТИ (!) пуль. И это было в 1949 году (отсюда и цифры «49» в названии). Потом Драгунов создал еще немало спортивных винтовок, среди которых наиболее выдающимся оружием стала спортивная винтовка ЦВ-55 «Зенит» образца 1955 года. В винтовке были реализованы сразу несколько новых решений конструкторской группы Драгунова, совокупность которых сделала винтовку настоящим прорывом в оружейном деле. Затвор нового оружия запирался на 3 боевых упора (это решение в последствии было применено в конструкции СВД), ствол был, как сейчас это называют, «плавающим», вывешенным, закрепленным только на ствольной коробке и не касающийся цевья винтовки, что еще лучше повлияло на кучность боя. До сего дня так делается практически все высокоточное спортивное длинноствольное оружие. Также на этой винтовке стояла ортопедическая ложа, что в тот период времени было довольно редким и малораспространенным явлением.

Как мы видим из приведенных фактов, Драгунов был мастером экстра-класса, по части конструирования высокоточных винтовок. И, наконец, в 1958 году, когда поступило распоряжение на разработку новой снайперской полуавтоматической винтовки и объявлен конкурс с перечнем тактико-технических требований, Евгений Федорович был уже во всеоружии, имея огромный положительный опыт удачных конструкций спортивных винтовок и обширную практику работы с огнестрельным оружием на фронтах Второй Мировой, что, разумеется, сыграло основополагающую роль в подходе мастера к делу и в степени его квалификации. Казалось бы кто, как не Драгунов способен предоставить на конкурсные полигонные испытания лучшую снайперскую винтовку, ведь именно он создал целый ряд успешных конструкций восокоточных спортивных винтовок. Но на деле все оказалось намного сложнее, потому как конструктор не имел опыта разработки самозарядного оружия, где на точность выстрела оказывает значительное влияние работа автоматики. Драгунов, возглавив сильную конструкторскую группу, приступил к созданию своего лучшего детища, не подозревая, что это окажется настолько сложной задачей. До этого момента многие оружейники разных стран пытались делать полуавтоматические снайперские винтовки, но все эти образцы очень значительно уступали по кучности боя винтовкам с ручным перезаряжанием, что неудивительно, ведь работа автоматики – это всегда движение механизмов оружия при выстреле, а неавтоматическая винтовка при выстреле находится в состоянии полного покоя. О трудностях, с которыми тогда столкнулась конструкторская группа Драгунова, рассказывал сам Евгений Фёдорович, смысл его слов сводился к следующим моментам: В процессе конструирования необходимо было разрешить ряд противоречий. К примеру, для бесперебойной работы винтовки в нештатных условиях в ней нужно создать сравнительно большие зазоры между подвижными деталями, а для того, чтобы винтовка имела лучшую кучность стрельбы, необходимо было всё как можно плотнее подогнать. Или, скажем, оружие должно быть легким, но для достижения лучшей кучности - чем тяжелее, конечно, до определённого предела, тем лучше, особенно важную роль играет масса ствола.Таким образом, постепенно избавляя конструкцию ото всех негативных нюансов, к финалу этой долгой и кропотливой работы группа подошла только в 1962 году, преодолев целый ряд серьёзных неудач. Достаточно сказать, что только с патронным магазином конструкторы возились более года. А узел ствольного цевья, с виду очень простой, в реальности оказался чуть ли не самым трудным, потребовав огромных усилий, и группа окончательно его доработала только в самом конце всего рабочего процесса.Все это было сказано самим Е.Ф.Драгуновым, но несколько другими слоавми.

В результате очень напряженной работы и усилий всей группы специалистов, и благодаря несомненному таланту и огромному опыту самого руководителя конструкторской группы Евгения Федоровича Драгунова, его винтовка одержала победу в нелегкой конкурентной борьбе на полигонных испытаниях в 1960 году, где выбиралась снайперская самозарядная винтовка для вооружения Советской Армии.Остановимся на процессе испытаний поподробнее, так как некоторые моменты, имевшие место на этих испытаниях, стали основополагающими факторами, по которым СВД уже почти полвека состоит на вооружении нескольких армий мира.Драгунов представил в 1959 году на конкурс свой первый опытный образец самозарядной снайперской винтовки под названием СВ-58, которую он сконструировал годом ранее, в 1958 году, когда был объявлен конкурс на новую снайперскую винтовку для армии. Соперники на конкурсе у создателей СВ-58 были более чем достойные: группа маститого оружейного конструктора С.Г.Симонова и группа конструктора А.С.Константинова, который тоже был очень талантливым и известным в своих кругах специалистом.

Снайперская Винтовка Драгунова

Симонов и Константинов всю жизнь конструировали, преимущественно, самозарядное оружие, поэтому четкость и надежность работы автоматики представленных ими образцов была значительно выше, чем на самозарядной винтовке Драгунова. Но СВ-58 обладала более кучным боем, ведь Евгений Драгунов всю жизнь создавал высокоточное оружие, полуавтоматических или автоматических образцов в его послужном списке до того момента не было. Но хорошая кучность была единственным плюсом первой снайперской винтовки Драгунова, все остальные качества были негативными, надежность и ресурс деталей и механизмов лежали на предельно низком уровне. Первая винтовка Драгунова была создана по принципам спортивного высокоточного оружия, где подгонка деталей очень плотная, все соприкасающиеся движущиеся детали в механизмах работают практически без зазоров друг между другом. Именно такая плотная подгонка обеспечила значительное превосходство по точности боя над соперниками. Но армейская полуавтоматическая винтовка и спортивная винтовка с ручным перезаряжанием – абсолютно разные вещи, именно по причине этой разницы винтовка Драгунова прошла дальше первого этапа испытаний с большим трудом, который вложила в ее доработку конструкторская группа.Все три образца, Драгунова, Симонова и Константинова испытывались в самых экстремальных условиях, как и положено испытывать оружие, претендующее на вооружение армии, отстреливались тысячи патронов. В результате по вероятности поражения цели, кучности боя и дальности эффективной стрельбы, этим важнейшим для снайперского оружия характеристикам, СВ-58 конструкции Е.Ф.Драгунова показала наилучшие результаты, но винтовка постоянно клинила, детали ломались, наблюдались слишком частые технические задержки при стрельбе, чего и близко не было у конкурентов, винтовки которых работали как часы. Но в процессе этих полигонных испытаний конструкторская группа Драгунова, ценой сильнейшего напряжения, постоянно устраняла недостатки в надежности и причины нестабильной работы автоматики, на это пришлось пожертвовать кучностью боя винтовки. В целях повышения надежности автоматики винтовки Драгунова, в подвижных механизмах оружия были увеличены зазоры между соприкасающимися частями, была снижена сила трения и введены некоторые другие незначительные изменения, которые, разумеется, повлекли за собой снижение точности подгонки деталей и, соответственно, снижение показателей точности стрельбы. Но, тем не менее, изначальное превосходство винтовки Драгунова по параметрам вероятности поражения цели на дальних дистанциях и кучности боя над винтовкой Симонова было настолько значительным, что некоторые потери в этих характеристиках за счет повышения надежности все равно оставили превосходство точности боя за творением Драгунова.Кучность боя представленных образцов сравнивали с кучностью снайперской винтовки Мосина, приняв ее за условный эталон. В сравнении со снайперской винтовкой Мосина, образец Симонова выдавал кучность в 1,5 раза ниже «эталона» и на очередном этапе испытаний был снят с конкурса по причине недостаточной точности и большого разброса пуль на дальних дистанциях, несмотря на более высокую степень надежности, по сравнением с винтовкой Драгунова, которая при контрольных отстрелах на первых этапах испытаний показывала либо идентичную кучность боя с винтовкой Мосина, а по некоторым данным иногда и превосходила ее. Но после доработки, направленной на повышение надежности, единственный оставшийся конкурент - винтовка Константинова - по точности боя была примерно равна винтовке Драгунова, но превосходила ее по надежности.  В итоге на конкурсе осталось два образца – винтовка Константинова и винтовка Драгунова. Ни та, ни другая не отвечала требованиям технического задания конкурса, и комиссия выбрала меньшее из двух зол. Конструкция Константинова была довольно надежна, но исключала возможность прицеливания с открытых прицельных приспособлений, если на винтовку установлен оптический прицел. Так получилось потому, что конструктор стремился выровнять ось ствола с линией прицеливания и максимально поднять ствол, чтобы упростить ведение огня, потому что в такой компоновке требуется вносить меньше поправок на дальность, а также линия приклада, в котором находилась боевая пружина, также была выведена на линию ствола. В результате требовались высокие открытые прицельные приспособления, которые при установке оптики складывались к крышке ствольной коробки, а при снятии оптического прицела, открытый прицел нужно было поднять. Для комиссии это было недопустимо, техническое задание требовало возможности одновременного прицеливания с механического и оптического прицелов без каких-либо дополнительных манипуляций. Еще против винтовки Константинова сыграл выброс остаточных пороховых газов в область лица стрелка, что, разумеется, затрудняло ведение прицельного огня. В общем, комиссия выбрала конструкцию Драгунова, которая еще два года активно дорабатывалась и только в 1963 году была принята на вооружение Советской Армии под названием Снайперская Винтовка Драгунова (СВД) калибра 7,62 мм. 

Задачи, ставящиеся перед снайперской винтовкой довольно узкие. Это уничтожение движущихся, малоподвижных и стационарных одиночных целей, которые могут быть частично скрыты за различного рода укрытиями или находиться в небронированной технике. Представленное оружие является полуавтоматическим, прицельный огонь ведется в одиночном режиме, но самозарядная конструкция значительно повышала боевую скорострельность оружия, по сравнению с неавтоматическими снайперскими винтовками, например такими, как снайперская винтовка Мосина.Автоматика новой винтовки работала за счёт отвода первичных пороховых газов сквозь отверстие в стенке рабочего канала ствола. Газы воздействовали на поршень с коротким ходом, который, в свою очередь, приводил в движение затвор. Затвор, двигаясь назад по инерции от толчка газового поршня, выбрасывал стреляную гильзу посредством отражателя, взводил ударник и под действием возвратной пружины двигался назад, досылая новый патрон из десятизарядного магазина. Запирание патронника осуществлялось поворотом затвора влево, в направлении против движения часовой стрелки, на три боевых упора. Такая схема запирания была использована Драгуновым ещё при разработках спортивного оружия, в частности в упомянутой выше винтовке ЦВ-55 «Зенит». В качестве третьего боевого упора выступает досылатель патрона из магазина. Это позволило при сохранённых поперечных габаритных размерах затвора и угле поворота при запирании, увеличить в 1,5 раза общую площадь боевых упоров. Таким образом, уже три опорные поверхности обеспечивают более стабильное положение затвора, чем способствует повышению кучности стрельбы.Предохранитель механический флажковый, имеет двойное действие. Он единовременно запирает и движение спускового крючка, и ограничивает продвижение затворной рамы назад, запирая рукоять перезарядки, расположенную на затворной раме. Спуск ударника для произведения выстрела возможен только про полностью запертом затворе, когда все три боевых упора заперты поворотом затвора до конца.На дульном срезе ствола крепится пламегаситель, предназначенный для маскировки выстрела в ходе ведения боевых действий в сумерках и ночных операций, предохраняющий от загрязнений дульный срез ствола и выполняющий роль дульного тормоза-компенсатора, уменьшающего продольное смещение ствола от отдачи. Это дульное устройство было специально разработано для СВД, имеет пять продольных щелевидных вырезов.Установка газового регулятора на винтовку требовалось для оперативного изменения скоростей отката подвижных частей СВД обеспечивает надежность винтовки в разных условиях применения, например, при сильном загрязнении или когда в газоотводной системе накапливается слишком много нагара от интенсивной стрельбы.Для проведения стрельб из СВД применяются стандартные винтовочные патроны 7,62х54 мм в нескольких вариантах: патроны с пулей ЛПС, патроны повышенной пробиваемости с пулей СТ-2М (7Н14), трассирующие, бронебойные (7Н26) и патроны с бронебойно-зажигательной пулей Б-32. Для улучшения показателя кучности к этой винтовке был разработан специальный снайперский патрон 7Н1, имеющий пулю со стальным заостренным стальным сердечником, который обеспечивает вдвое лучшие результаты стрельбы, чем обычным патроном.  По мнению большинства оружейных специалистов, винтовка СВД, с точки зрения эргономики удачно спроектирована - оружие сразу внушает стрелку полное доверие, прекрасно сбалансировано, удобно и легко удерживается при выполнении точного прицельного выстрела. Если сравнить её с обычным магазинным снайперским оружием, имеющим практическую скорострельность в пределах 5 выстрелов в минуту, винтовка Драгунова, по утверждению оружейных экспертов, достигает 30 эффективных прицельных выстрелов в минуту, что вызывает сомнения, если вдуматься в эту цифру с точки зрения здравого смысла. То есть за 2 секунды нужно успеть прицелиться после предыдущего выстрела (а отдача уводит цель из поля зрения оптики),  выстрелить и попасть. Это маловероятно.У советских солдат СВД получила прозвище «плётка» - за характерный, «щелкающий» звук выстрела.



тематика

новинки каталога

анонсы событий

новости партнеров