Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

вход/регистрация

Интервью заместителя Министра внутренних дел Российской Федерации Сергея Герасимова

11.11.2011г.

Интервью заместителя Министра внутренних дел Российской Федерации Сергея Герасимова

Заместитель министра внутренних дел России Сергей Герасимов, курирующий в ведомстве в том числе департамент государственной службы и кадров, был одним из главных лиц прошедшей реформы МВД. Именно он непосредственно отвечал за переаттестацию всех сотрудников органов внутренних дел. Недавно Герасимов встретился с представителями СМИ и рассказал о том, как проходила внеочередная переаттестация, какими после окончания реформы предстанут полицейские вузы и как сделать из полицейского образец для подражания.

- Насколько внеочередная аттестация позволила дать объективную оценку уровню соответствия личного состава МВД России предъявляемым требованиям?
– Главной задачей внеочередной аттестации была объективная и беспристрастная оценка личных и деловых качеств каждого сотрудника. Изучался весь период службы, результаты работы, мнения сослуживцев, общественности, и даже публикации в СМИ. Процедура аттестации была построена таким образом, что тем, кто «отсиживался» в органах, было невозможно выдержать отбор. Я уже не говорю о тех, кто совершил проступки, дискредитирующие нашу деятельность в глазах общества.
Оценивалась деятельность и по таким параметрам, как знание законодательной базы и ее применение, наличие взысканий или поощрений. Комиссия смотрела и на то, как сотрудник ведет себя в быту. Опять же, в коллективе все это известно. В итоге, в отношении каждого сотрудника коллегиально принималось решение: либо достоин, либо нет. Причем, если по результатам аттестации видно, что человек по объективным причинам, например, «не дотягивает» до оперативной работы, но хочет и главное – по своим личным и деловым качествам соответствует требованиям, предъявляемым к сотрудникам органов внутренних дел, то принималось решение о переводе его в другое подразделение.
В условиях более чем 20-процентногo сокращения численности сотрудников органов внутренних дел, при отборе для назначения, особенно на руководящие должности, применялся и принцип «состязательности». Это позволило назначать сотрудников на должности, на которых они могут работать наиболее эффективно. Провести такую масштабную работу, как аттестация всех сотрудников, в течение короткого срока весьма сложно, поэтому мы начали готовить аттестационные материалы еще в 2010 году. В результате – смогли завершить эту работу в сроки, установленные Президентом Российской Федерации без спешки и без ущерба для качества отбора.

– Встречались ли ситуации, когда сотрудники органов внутренних дел, работающие в структуре МВД России не один год, не могли ответить на вопросы членов аттестационной комиссии?
– Если есть специальное образование и определенный опыт работы в органах внутренних дел, то на вопросы, связанные с повседневной профессиональной деятельностью, ответить не так сложно. Поэтому аттестация не сводилась к постановке элементарных вопросов. Сотрудник предъявлял к аттестации практически всю свою жизнь. Помните, как в «Золушке»: «Когда-нибудь спросят: «А что вы, собственно, можете предъявить?» И никакие связи не помогут сделать ножку маленькой, душу – большой, а сердце – справедливым». Показательно, что достаточно большое число теперь уже бывших сотрудников еще до начала процедуры аттестации написали рапорта об увольнении, понимая, что аттестацию они не пройдут.
Для аттестации высшего начальствующего состава была создана комиссия при Администрации Президента Российской Федерации, которую возглавил руководитель Администрации Сергей Евгеньевич Нарышкин. В комиссию вошли представители различных структур – руководитель Финмониторинга, заместители руководителей ФСБ, Генпрокуратуры, Следственного комитета. Также активное участие принимали и представители общественности: член Общественной палаты Российской Федерации, известный адвокат Анатолий Кучерена и председатель Общественного совета при МВД России, поэт Илья Резник.
Задача сформированной комиссии – адекватная и беспристрастная оценка каждого руководящего сотрудника. И решение в отношении того или иного генерала принималось в результате коллегиального обсуждения. Кстати, один из рассматриваемых вопросов касался доходов некоторых руководителей. К примеру, ряд генералов не могли объяснить, откуда у них такое имущество при относительно невысокой зарплате. Этот же подход мы практиковали и при организации аттестационных процедур в территориальных подразделениях.
Окончательную и наиболее объективную оценку результатов аттестации можно будет дать только по результатам практической деятельности сотрудников, прошедших эту процедуру. Вместе с тем, уже сейчас можно сказать, что эффект от аттестации положительный. Ничего подобного не было не только в МВД России, но и в других правоохранительных органах.
Процедуры, отработанные в ходе аттестации сотрудников органов внутренних дел, признаны руководством страны действенными и будут распространены и на другие структуры. В подтверждение этих слов напомню, что после проведения внеочередной аттестации сотрудников органов внутренних дел в Администрации Президента была образована постоянно действующая кадровая комиссия, в задачи которой входит аттестация уже не только сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, но и сотрудников других силовых ведомств.

- Кандидаты, поступающие на службу в органы внутренних дел, тоже будут проходить процедуру аттестации?
- В отношении будущих полицейских уже действует серьезная система отбора. При приеме на работу, в частности, проводится тестирование психофизиологических особенностей человека. К примеру, мы используем специальный прибор, который по окончании, казалось бы, игрового теста, выдает описание психотипа будущего сотрудника, в котором, в частности, указано, к какой специальности в полиции он склонен. Применяется и другая аппаратура, в том числе и полиграф.
Также мы не отказываемся и от уже традиционных методов оценки, одним из которых является работа психологов с потенциальными кандидатами на службу. Человек раскрывается в общении: становится понятно, почему он выбрал именно эту сферу деятельности, зачем идет в полицию.
Таким образом, ушли в прошлое те времена, когда на службу в органы внутренних дел могли поступить лица, которые руководствовались принципом «жезл дали, а еще и зарплату платят». Сегодня мы можем обеспечить отбор в полицию граждан, обладающих хорошей подготовкой, и самое главное, мотивировано настроенных на честное выполнение своих служебных обязанностей. У нас появилась реальная возможность не набирать личный состав, как это было раньше, а отбирать.

- Помогает ли МВД России трудоустроить сотрудников, не прошедших переаттестацию?
– К решению этой проблемы в Министерстве начали готовиться задолго до того, как приступили к оптимизации структуры. Предварительно мы выработали концепцию по социальной адаптации сотрудников, которые будут уволены в ходе реформы. Уже на основе этой концепции разработали план конкретных мероприятий, соответствующую программу, обязательную для исполнения всеми подразделениями. В ней полный набор того, что необходимо сделать, чтобы оказать содействие в трудоустройстве нашим уволенным сотрудникам.
Кроме того, предусмотрели, чтобы каждое территориальное подразделение доработало эти рекомендации с учетом места расположения и потребности в трудовых ресурсах, а также дополнило их нюансами, характерными для того или иного субъекта Российской Федерации. Понятно, что в Москве трудоустроить людей гораздо легче. А где-нибудь в глубинке, где нет большой потребности в квалифицированных специалистах (все-таки у большинства наших сотрудников высшее образование), это сделать сложнее.
Чтобы решить вопросы социальной адаптации уволенных сотрудников, в центральном аппарате и в каждом территориальном органе были сформированы специальные комиссии, возглавляемые руководителями этих подразделений, которые персонально отвечают за рассмотрение всех обращений сотрудников, увольняемых в ходе реформы.
В настоящее время потребность в сотрудниках есть у наших коллег из ФСИН, МЧС, ФСКН. Ведь далеко не все ушли из МВД по дискредитирующим обстоятельствам, и вполне могут работать в других структурах. Так, например, ЧОПы и различные юридические центры с удовольствием берут к себе наших сотрудников, по сути уже подготовленных для этой работы.
Кроме того, были созданы рабочие группы при руководителях субъектов: при губернаторах, главах администраций. В них вошли руководители территориальных подразделений МВД России, наши коллеги из силовых структур, а также представители бизнеса, различных фондов, организаций, которые занимаются трудоустройством. Региональные рабочие группы оказывают содействие тем сотрудникам, которых мы своими силами не можем трудоустроить. Их работа весьма эффективна.

– Будет ли ведомство содействовать в трудоустройстве сотрудникам, уволенным по дискредитирующим обстоятельствам?
– Какой-либо ответственности перед такими сотрудниками мы не несем. Но при этом обращаем внимание, куда они трудоустраиваются.

- В чем отличие прошедшей внеочередной аттестации от тех, что проводились раньше?
– Прошедшая внеочередная аттестация отличалась от плановых своей масштабностью, четко отработанными критериями и глубиной изучения каждого сотрудника. При проведении предыдущих аттестаций, которые проходили с периодичностью в пять лет, иногда бывало так: нет очевидных претензий к сотруднику – и этого достаточно для принятия в отношении него положительного решения.
В условиях более двадцати процентного сокращения штатной численности и глубоких структурных изменений всей системы органов внутренних дел, а также повышения требований к каждому сотруднику МВД, зафиксированных в новом законодательстве, кардинально изменилась и процедура аттестации. Коллегиальное обсуждение кандидатуры в контексте назначения на конкретную должность позволило не только получить ответ на вопрос, достоин кандидат или не достоин продолжить службу в новых условиях, но и определить индивидуальные способности каждого сотрудника.

– Что стало с центральным аппаратом после внеочередной аттестации?
– Как и другие подразделения МВД России, центральный аппарат был реформирован. Президент России своим Указом определил его численность, которая в настоящее время составляет девять тысяч двести шестьдесят четыре человека.
Самые большие подразделения центрального аппарата – оперативные. Они выполняют особые функции – работают над наиболее сложными делами. Как только возникает нестандартная ситуация, требующая экстренного вмешательства и помощи со стороны МВД, - тут же формируется и выезжает на места группа, состоящая из наиболее опытных специалистов.
Также хотелось бы отметить, что сегодня на каждого сотрудника центрального аппарата приходится 100 сотрудников в регионах, которым оказывается практическая и методическая помощь. Соответственно, загруженность генералов и офицеров центрального аппарата можно назвать достаточно высокой.

– Раньше абитуриенты поступали в институты милиции. А теперь - в «полицейские академии»?
– Абитуриенты поступали и поступают в высшие образовательные учреждения МВД России. Да, раньше выпускали сотрудников милиции, а сейчас это будут сотрудники полиции. Но, уверяю вас, только изменением названия дело не ограничивается. Серьезно изменилась и сама система обучения. Для нас очень важно, чтобы на службу в полицию пришли квалифицированные специалисты, способные эффективно работать и решать поставленные задачи в современных условиях. При этом образовательный процесс формируется таким образом, чтобы выпускник был готов к практической деятельности сразу после назначения на должность. Это достигается путем совершенствования учебных программ на основании предложений, поступающих от руководителей подразделений, в которых служат молодые сотрудники. И это весьма действенный механизм обратной связи, поскольку именно в практической работе проявляются пробелы в подготовке.

- Много ли желающих получить образование в учебном заведении МВД России?
– Много, на одно место претендует порядка 10 человек. Конкурс очень серьезный: если раньше, несколько лет назад, проходной балл был 59, то сейчас – 65. Причем, абитуриенты перед поступлением проверяются на предмет их соответствия повышенным требованиям, которые предусматривают целый ряд ограничений. Люди с судимостью или со слабым здоровьем в наши образовательные учреждения не идут, они понимают, что не преодолеют эти барьеры.
Есть еще важные условия: желающий работать в органах внутренних дел должен быть гражданином Российской Федерации, не иметь вида на жительство или гражданства другого государства. Кроме того, каждого абитуриента мы дополнительно тестируем, проводим изучение его психологического и морального облика. С помощью специального оборудования определяем наличие у него каких-либо вредных привычек, употреблял ли он когда-нибудь наркотики, склонен ли к употреблению алкоголя. Раньше такого не было, но, начиная с 2010 года, мы эти тесты ввели как обязательное условие.

- Вы сказали про увеличение проходного балла. Такие требования диктуются проводимой реформой?
– Проходной балл повышался на протяжении последних трех-четырех лет. Это говорит о том, что престиж профессии стража правопорядка с каждым годом растет. Среди желающих поступить в вузы МВД России появляется все больше хорошо подготовленных абитуриентов, потому и вступительные экзамены проходят на более высоком уровне. Мы ожидаем, что в следующем году будет еще более высокий балл.

– Можно сказать, что полицейский – это перспективная работа, как в плане карьеры, так и в плане зарплаты?
– Она перспективная для тех, кто идет на службу в МВД с целью посвятить свою жизнь борьбе с преступностью и готов к полной самоотдаче и преодолению трудностей. У нас не смогут работать те, кто ставит перед собой иные цели.
Бывает, что человек стремится поступить на оперативную работу, но не обладает необходимыми для этого личными качествами. Помните, как Глеб Жеглов говорил: «Запомни шесть правил и умей их применять». Так вот, если человек правила знает, но не может их применить на практике, то, естественно, отдача от него будет минимальной. Научить, конечно, можно. Любой сотрудник, поступающий на службу после окончания учебного заведения, попадает в коллектив, который дополнительно готовит его до необходимого профессионального уровня.
Но бывает и так, что с учетом личностных качеств начинающий оперативник не может, например, позвонить в квартиру и опросить кого-либо из-за того, что стесняется или не может расположить к себе людей. И в то же время у него хорошо получается аналитическая работа. В таких ситуациях очевидно, что такого сотрудника нужно перевести на другой участок, где он может реализовать себя наиболее эффективно.
Уже сегодня мы активно используем ротацию сотрудников, особенно высшего начальствующего состава, – проект закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации» предусматривает пребывание на должности не более 6 лет. Данный критерий научно обоснован: это и антикоррупционная мера, и возможность посмотреть на организацию службы свежим взглядом.
При этом, совсем не обязательно, что сотрудник по истечению этого срока будет расти по карьерной лестнице. В зависимости от результатов его деятельности он может пойти на понижение, перейти на аналогичную должность в другом подразделении и даже сменить сферу деятельности.

– Когда обсуждался Закон «О полиции», много замечаний было к качеству профессиональной подготовки личного состава. Как решается эта проблема?
– Когда мы набирали учащихся, особенно несколько лет назад, то, как уже было сказано, и отбор был мягче и требования не столь высоки. В условиях невысокой зарплаты и ограниченного социального пакета возможность выбора в определенном смысле была не высока. Но хотел бы отметить, что сейчас у нас уровень подготовленности сотрудников повышается. Об этом свидетельствует и проходной балл, и большая отдача от каждого сотрудника. Что касается программы подготовки, то она также требовала серьезного анализа и совершенствования.
Мы задались вопросом: что нужно изменить, чтобы из образовательного учреждения выходил уже готовый сотрудник? - и сейчас доводим программу до необходимых параметров. Очень серьезно дорабатывается программа для федерального кадрового резерва. В Академии управления МВД России создан специальный факультет, где обучаются руководители подразделений Министерства. В программу их обучения, кстати, включается, в том числе, и умение общаться с прессой.

– В чем именно программа подготовки будущих сотрудников требовала улучшения?
– Очень много было вопросов, связанных с практическим применением тех знаний, которые давались в образовательных учреждениях. Теории было много, а практика сводилась к тому, что курсантов на определенном этапе обучения направляли в подразделения, где они должны были набраться опыта, а фактически занимались технической работой на уровне составления описи документов или подшивкой дел.
Теперь же на стадии обучения у нас практикуется работа «на полигоне». К примеру, имитируется взлом и кража из магазина. После этого на место происшествия направляется группа слушателей и пытается раскрыть преступление. Правильно применить на практике полученные знания им помогают действующие оперативники и следователи.

– А на какие специальности обычно идет молодежь?
– Есть, конечно, набор специальностей, которые наиболее востребованы. Это следователи, эксперты-криминалисты, оперативные работники уголовного розыска или службы по борьбе с экономическими преступлениями. Многие хотели бы работать и в подразделениях собственной безопасности. Но туда, как правило, мы не берем сразу после вуза. Только после того, как сотрудник поработает в каких-то других подразделениях, проявит себя, его могут пригласить на эту работу.
В то же время есть направления, куда люди не очень стремятся, а нехватка таких кадров в структуре ведомства имеется. Например, в юристах, которые могли бы работать в договорно-правовом департаменте. И это при том, что данное направление нашей деятельности очень важное и интересное. У нас очень много юридической практики, ведь мы готовим проекты законов и других нормативных правовых актов.

– Наверняка больше всего не хватает хороших участковых…
– Участковые – это особая стезя. К ним предъявляются повышенные требования, поскольку они наиболее близки к людям. Сегодня участковых действительно не хватает. В первую очередь, это связано со значительным объемом работы. Кроме того, участкового в любой момент могут вызвать на службу. Да и участки у нас большие. Есть территории, где он один обслуживает, по сути, пол-Франции. У него может быть многонаселенный район в черте города или два-три села, но разбросанных на десятки километров друг от друга.
Частично проблема привлечения сотрудников на эту работу решалась предоставлением служебного жилья. Частично – за счет повышения званий. Поэтому сейчас можно встретить участкового в звании майора и подполковника, хотя раньше это в принципе было невозможно. Говоря о специфике работы в органах внутренних дел, хочу подчеркнуть, что определенные трудности, будь то ненормированный рабочий день, большой объем выполняемых задач и другие, – характерны в целом для профессии полицейского, а не только для участкового.
Тот, кто приходит в систему органов внутренних дел, должен заранее понимать, что ему придется много работать, будь он участковый, сотрудник кадрового подразделения, оперативник или кто-то еще. При этом цель реформы МВД России – не уменьшение объема работы наших сотрудников, а повышение ее эффективности.

- Бывали ли случаи, когда руководитель подразделения отказывался брать на работу выпускника вуза МВД России?
– У нас более 97% выпускников в дальнейшем идут работать в органы внутренних дел. Назовите мне хоть один подобный пример! В вузах других ведомств совершенно иной показатель.

– Со следующего года количество ведомственных образовательных учреждений будет сокращено. По каким критериям осуществлялся отбор: какой вуз оставить, а какой – убрать?
– С вузами происходит та же ситуация, что и с сотрудниками. Двадцать процентов сократили, соответственно и потребность в выпускниках тоже уменьшилась. Основные вузы, которые стопроцентно продолжат работу, сегодня уже определены. Отбирались они по нескольким критериям. Во-первых, по принципу состязательности: оставляли наиболее сильные вузы, с наличием соответствующей базы. Держать просто так образовательное учреждение, если там некому учиться, нерационально. Тем более, если база этого вуза уступает другому, находящемуся в соседней или в этой же области.

– Среди сотрудников органов внутренних дел есть немало антигероев. Тем не менее, большинство из них – это честные и порядочные люди, профессионалы своего дела. Почему же общество судит о работе полиции лишь по негативным моментам?
– Как у нас формируется отношение к сотрудникам? Приведу один пример, на мой взгляд, показательный. На «круглом столе» с участием общественности и других силовых структур выступал представитель социологического центра. Он рассказал, что по итогам проведенного опроса общественного мнения более 40% респондентов на вопрос: «Доверяете ли вы сотрудникам органов внутренних дел?» – ответили отрицательно. Очень неприятная цифра. А потом тем же людям был задан еще один вопрос: «Сталкивались ли Вы с противоправными действиями сотрудников органов внутренних дел?» В итоге 74% из тех, кто сказал, что относится к МВД негативно, на второй вопрос ответили, что вообще никогда не имели контактов с ними. Так что делайте выводы.

- Во время встречи с курсантами вузов МВД России Министр внутренних дел генерал армии Рашид Нургалиев определил будущего выпускника как образец для подражания, на который должны равняться. Как вы считаете, удастся ли выпускникам 2016 года – первым полицейским – этому соответствовать?
– Если быть точным, то первый полицейский выпуск уже состоялся. Но я понимаю, о чем идет речь: абитуриенты, которые поступили в этом году, уже шли учиться не на милиционеров, а на полицейских. Что же касается вашего вопроса, то судите сами: изменение системы подбора кадров, подготовки, ревизия преподавательского состава, селекция вузов, совершенствование учебных программ – все это дает уверенность в том, что будут выпускаться гораздо более подготовленные специалисты.
В МВД России сегодня созданы все условия для получения качественного образования, необходимы лишь усилия со стороны самих курсантов. Но мы хотим, чтобы человек не только добросовестно выполнял свои обязанности, но и с гордостью носил форму, чтобы общество иначе смотрело на полицию. Ведь нам есть чем гордиться. У нас в структуре МВД 189 Героев России. А это, как показывает статистика, больше, чем в любом другом ведомстве.

Комментарии (2):

28.04.2017

Ремонт холодильников lniz

You hit the nail on the head when you said our company needs a new director.

I can’t put up with your bad work!

19.08.2019

Алексей

Перезвоните мне пожалуйста 8(904) 332-62-08 Алексей.

Добавить комментарий:

CAPTCHA
Введите код с картинки:

тематика

новинки каталога

анонсы событий

новости партнеров


2