Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

вход/регистрация

Самая эффективная спецслужба - Смерть шпионам!

20.04.2012г. Текст: Святослав Григорьев Фото: auction-imperia.ru, mirtesen.ru, lib.ru, liveinternet.ru

Смерть шпионам!
Смерть шпионам!

69 лет назад – 19 апреля 1943 года началась история одной из самых эффективных спецслужб в истории человечества – военной контрразведки «СМЕРШ». В этот день правительством СССР – Советом народных комиссаров – было подписано постановление о преобразовании управления особых отделов НКВД в три отдельные спецслужбы. А именно в Главное управление контрразведки «СМЕРШ» Наркомата обороны, Управление контрразведки «СМЕРШ» Наркомата военно-морского флота, Отдел контрразведки «СМЕРШ» НКВД.

1 Расхожий журналистский штамп относительно того, что «СМЕРШ» - «нкведешая» структура – в корне неверен. Как раз самый прославленный из «СМЕРШЕЙ» - ГУКР – к структуре НКВД никакого отношения не имел, и был формально «армейским» подразделением. Не имеет под собой никакого основания и другая популярная журналистская фантазия – относительного того, что ГУКР контролировало НКВД и лично Берию. Свой, «личный» отдел «СМЕРШ» следил за деятельностью сотрудников НКВД, но никак не Лаврентия Павловича. А вот «СМЕРШ» «нкошный» с НКВД (преимущественно с внутренними войсками) очень плотно взаимодействовал (об этом речь пойдет ниже), но контролировать даже не пытался.

«Основной», военный «СМЕРШ» возглавлял легендарный Виктор Абакумов, подчинявшийся в свою очередь лично Иосифу Сталину. «СМЕРШ» ВМФ – Петр Гладков, замыкавшийся на наркома флота – Николая Кузнецова. А «СМЕРШ» наркомата внутренних дел – Семен Юхимович, в годы войны – правая рука Лаврентия Берии. Все три контрразведки были совершенно независимы друг от друга. И все три, по старой доброй советской традиции – засекречены. Особенно – «СМЕРШ» НКВД, о деятельности которого по сей день известно относительно немного (еще бы, он выявлял предателей и «засланцев» даже не в армии, а в святая святых – советской спецслужбе).

Во многом благодаря этой секретности, мы судим о деятельности «СМЕРША» по достаточно немногочисленным источникам. При этом в поле нашего зрения преимущественно оказываются поверхностные эпизоды из жизни контрразведчиков, ее «мифологизированная» составляющая. О деятельности советской разведки написано множество художественных и научных книг, сняты безумно популярные фильмы и передачи. В работе же контрразведки, занимающейся «разведкой на собственной территории», живописного меньше. Ее враги – не «упыри» в черной или серой униформе с орлами и свастиками, планирующие из Берлина уничтожение миллионов женщин и детей, а улыбчивые простые парни в потертых гимнастерках с южнорусским говорком. Многие – уроженцы Пскова, Рязани, Минска и Киева. Только прошедшие подготовку в школах Абвера, освоившие мастерство убийц и готовые отправить на смерть сотни тысяч своих соотечественников. Соседей, одноклассников… Контрразведчикам приходилось заставлять бойцов рассказывать нелицеприятные вещи про своих командиров и соседей по подразделениям. Форсированно проверять солдат и офицеров, прорвавшихся из окружения. И гибнуть, нарвавшись в одиночку на разведывательно-диверсионные группы противника. И если бы не их самоотверженный и отважный труд, то не было бы и Великой Победы… Ведь на счету у «СМЕРШа» за три года работы по самым скромным официальным подсчетам, ни много ни мало, а более 30 тысяч разоблаченных немецких агентов, почти 4 тысячи – организаторов и исполнителей диверсий, более 6 тысяч – террористов. А это, учитывая тот факт, что один вражеский шпион стоит порою целой армии, миллионы сохраненных жизней советских военнослужащих и мирных граждан, миллиарды сбереженных государственных средств, оставшиеся в строю танки, самолеты, поезда, продолжившие свою работу промышленные гиганты. И – жизни руководителей советского государства, утрата которых моментально изменила бы расклад сил в войне, и которые смершевцы неоднократно спасали.

К сожалению, даже те журналисты и режиссеры, которые пытаются показать деятельность «СМЕРША» в позитивном ракурсе, создают ему этакий «лубочный» образ. Служба в военной контрразведке, согласно описаниям подобных «писак» - это стрельба по-македонски, качание маятника и секретная система рукопашного боя. Конечно, это все имело место (ну разве что кроме особой сверхсекретной системы «рукопашки» - это тема, достойная отдельного разговора), но основная работа «СМЕРША» - все-таки титаническая оперативная. Перемежевывавшаяся с руководством армейскими подразделениями в самых неблагоприятных обстоятельствах. И если бы не талантливейшее организованное сотрудничество с многочисленными осведомителями и прекрасно отлаженная система поисковых и оперативно-разыскных мероприятий, никакая стрельба по-македонски не помогла бы. Тут же сразу стоит развеять еще один черный миф о работе «СМЕРШа». Его осведомители из числа военнослужащих, по воспоминаниям ветеранов, были не гнусными и трусливыми сексотами, а настоящими патриотами, подчас – даже героями, первыми поднимавшимися в атаки под огнем вражеских пулеметов и увлекавшими в бой свои подразделения.

2 Согласно Положению о деятельности «СМЕРШа», подписанному 21 апреля 1943 года, его подразделения на местах подчинялись исключительно «по вертикали», своему вышестоящему начальству. В то же самое время, контрразведчики информировали Военные советы и командование частей и соединений по вопросам, относящимся к их компетенции. А именно: по борьбе с вражеским шпионажем, изменами Родине, дезертирством, антисоветской пропаганде и «самострелами». Официально «СМЕРШ» решал задачи по борьбе с разведывательно-подрывной и диверсионно-террористической деятельностью противника, идеологическими диверсиями, созданию режима, не позволяющему вражеской агентуре пересекать линию фронта, борьбе с изменой Родине, дезертирством, «самострелами», специальной проверке лиц, вызывающих подозрения, выполнению других специальных задач руководства страны, требующих особых навыков и умений.

Для решения этих задач, согласно тому же Положению, сотрудники «СМЕРШа» занимались оперативной работой (работой с агентурой), проводили обыски, выемки, аресты, допросы, следствие (с последующей передачей материалов в суды по согласованию с прокуратурой), специальные мероприятия. «Смершевцы» занимались, как сотрудниками курируемых силовых структур (соответственно – армии, флота, НКВД), так и связанными с ними гражданскими лицами.

Формально Положение определяло и принципы комплектования «СМЕРШа» - из числа бывших сотрудников управления особых отделов НКВД и специально подобранных военнослужащих вооруженных сил. На практике, помимо собственно бывших особистов, в «СМЕРШ» влилось немало сотрудников уголовного розыска, прокуратуры, органов государственной безопасности, партийных работников. В самые короткие сроки они становились профессионалами высочайшего уровня. Другого выбора в условиях самой страшной войны в истории человечества у них не было.

Снова-таки формально всем офицерам «СМЕРШа» до полковников включительно в отличие от сотрудников органов собственно государственной безопасности были присвоены звания, соответствующие воинским. Вопрос по генералам должен был решаться в персональном порядке (с 26 мая 1943 года высшим офицерам армейского и флотского «СМЕРШей» должны были присваивать «общегенеральские» звания). Тем не менее, очень многие «смершевцы», перешедшие в военную контрразведку из НКВД-НГБ сохранили в своих званиях слова «государственной безопасности». Как и современная военная контрразведка, сотрудники «СМЕРШа» носили форму и знаки отличия обслуживаемых подразделений.

3 Об истории деятельности «СМЕРШа» реально нам известно чуть ли не меньше всего из всех советских силовых структур и спецслужб в годы войны. Настоящую славу военной контрразведке принесла великолепная книга Владимира Богомолова «Момент истины», написанная с использованием материалов о реальных событиях, и без купюр описывающая, скажем так, как мог выглядеть на практике конкретный эпизод из жизни «СМЕРШа» в 1944 году. Помимо прекрасно прописанного сюжета, она глубоко психологична, показывает личности людей со всеми оттенками, без свойственной многим историческим и приключенческим книгам упрощенности, поверхности, однозначности. Тем не менее, важнейшей составляющей части работы «СМЕРШа» - собственно работы оперативной – в романе почти нет. Как нет ее и в большинстве советских детективов – так сказать, дань времени… Снятый по мотивам книги фильм «В августе 44-го», по мнению многих критиков (которых поддержит и автор этих строк), значительно уступает роману. В целом неплохой, он ничем не примечателен в ряде других подобных приключенческих кинолент «про войну», снятых на постсоветском пространстве. Тем же грешат и несколько других фильмов и сериалов, снятых о работе «СМЕРШа» в современной России. Более того, во многих фильмах о войне в целом, особенно снятых в 90-е – начале 2000-х сотрудников «СМЕРШа» вообще изображают либо садистами и изуверами, либо полными идиотами, промашки которых приходится исправлять сообразительным «ванькам-рядовым» (иногда – бывшим уголовникам или беспризорникам). То, что представители самой эффективной (по результативности операций) спецслужбы Второй мировой войны идиотами все-таки не было, ясно по определению. А вот об «изуверстве» стоит поговорить отдельно. Журналисты и публицисты-популисты, говоря о деятельности «СМЕРШа», бросаются фразами типа «миллионы жертв террора», «сотни тысяч невинно расстрелянных», «погиб каждый четвертый арестованный». Вот только что стоит за подобными сентенциями? Полностью достоверная информация о результатах деятельности «СМЕРШа» отсутствует. Из источника в источник кочует фраза о том, что за 1941 – 1945 года советскими правоохранительными и специальными органами было арестовано около 700 тысяч человек, из которых порядка 10% - расстреляно. Но, во-первых, цифра не является также полностью достоверной, а, во-вторых, судя по контексту, речь идет обо всех арестованных за годы войны, включая уголовных преступников, мародеров, которыми занималась обычная милиция. А также подозреваемых в совершении государственных преступлений гражданских лиц, которыми занимались «обычные» органы государственной безопасности, а не «СМЕРШ». «СМЕРШ» был ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВДКОЙ, а не «механизмом террора» или «машиной по борьбе с инакомыслием». Вся имеющаяся у нас в распоряжении информация свидетельствует о том, что названные в начале статьи 40 – 50 тысяч иностранных шпионов, агентов и диверсантов и были фактически единственными «жертвами» «СМЕРШа». А вся его деятельность была направлена, в соответствии с названием, на борьбу с разведывательно-диверсионной деятельностью противника (в том числе и с пропагандистской), и аж никак не с оклеветанными диссидентами. При этом, никто не смотрел на ранги и чины. Так, по данным современных историков, «СМЕРШем» за годы войны было арестовано более ста генералов и адмиралов. Из них оправдано судами было только восемь человек. Более восьмидесяти – осуждены судом за доказанные преступления. Несколько генералов – умерло во время следствия (не стоит все смерти списывать на «зверства» следователей и оперативников – генералы преимущественно люди в возрасте, и заключение не могло не сказаться на их здоровье).

Вообще, винить «СМЕРШ» в смерти расстрелянных лиц – по меньшей мере, не логично. Согласно процитированного выше Положения, его сотрудники выявляли преступления, вели следствие, собирали доказательную базу, после чего, в соответствии с нормами права, передавали обвиняемого судебным органам, которые уже и принимали по нему окончательное решение. Наличие значительного количества оправданных свидетельствует о том, что суды по материалам «СМЕРШа» тоже с плеча не рубили. И виновность человека нужно было доказывать.

Еще один «черный миф» связывает «СМЕРШ» с деятельностью «заградительных подразделений», на которые было вылито в популярной литературе немало грязи. Он достоин классической голливудской экранизации о русской истории в духе «смершевец с лицом вурдалака в ушанке, погоняя балалайкой медведя, отдает пьяным заградотрядовцам команду расстреливать из катюш перепуганных солдатиков». Во-первых, основной задачей «заградотрядов» была не пресловутая борьба с паникерством, а противодействие наиболее подготовленным, специальным подразделениям Вермахта, Абвера и СС – воздушнодесантным и разведывательно-диверсионным. Во-вторых, «СМЕРШ» собственно не руководил подразделениями НКВД. Внутренние войска могли использоваться, пребывая в оперативном подчинении «смершевцев», на время проведения конкретных элементов контрразведывательных операций – прочесывания местности, создания заграждений для перекрытия путей немецких шпионов и диверсантов. Желающим узнать, как это выглядело подробнее, автор рекомендует почитать того же Богомолова. Но стоя в тылу с пулеметом, никто из «СМЕРШа» пехоту в бой не гнал. Более того, контрразведка наступала вместе с действующей армией. При освобождении городов, за полквартала от линии передовой сотрудники «СМЕРШа» под градом осколков уже искали «схроны» с оружием, оставленным для вражеской агентуры, ловили диверсантов, просачивающихся сквозь линию фронта, допрашивали пленных немецких разведчиков, проверяли подозрительных «освобожденных». Более того, в ситуациях, когда Абвер, проводя свои мероприятия, отступал позади основной массы немецких войск, «волкодавы СМЕРШа» даже опережали свои войска, чтобы «отсечь немецких вервульфов-оборотней».

Центральный аппарат «нкошного» «СМЕРШа» состоял из следующих подразделений:

- 1 отдел (оперативная работа в наркомате);
- 2 отдел (работа с бывшими военнопленными красноармейцами);
- 3 отдел (защита тыла от вражеской агентуры);
- 4 отдел (работа «под маской» противника – для выявление вражеской агентуры);
- 5 отдел (работа в округах);
- 6 отдел (следствие «СМЕРШа»);
- 7 отдел (оперативные учеты, аналитика);
- 8 отдел (спецтехника);
- 9 отдел (наружное наблюдение, активные мероприятия);
- 10 отдел (спецзадания);
- 11 отдел (шифровальщики);
- политруков;
- кадров;
- административно-хозяйственного;
- секретариат.

Вопреки легендам, аппарат «СМЕРШа» был до смешного мал. В центральных органах работало не более 600 – 700 человек. И это на сотни миллионов жителей своей страны и сотни миллионов жителей стран-противников. Абвер, РСХА, разведывательные подразделения СС не были единственными противниками «СМЕРШа». Ведь фактически на стороне Германии воевали Финляндия, Италия, Испания, Португалия, Австрия, Япония, Венгрия, Болгария, Румыния, коллаборационисты из Голландии, Бельгии, Дании, Норвегии, Франции, Хорватии. Так что противников советской военной контрразведке хватало…

До сих пор идут споры вокруг подготовки «СМЕРШа». Что о ней известно достоверно, а что, скорее всего, является вымыслом – достойно отдельного материала, который увидит свет в ближайшее время. Фактом является то, что в ходе подготовки «смершевцы» прекрасно усваивали тактику ведения оперативной работы, а, соответственно, и психологию, криминалистику, розыск, управление боевыми подразделениями, специальную стрельбу (в том числе с двух рук – «по-македонски» и, уклоняясь от пуль противника, - с маятником), рукопашный бой. Последний был особенно важен, так как с целью получения актуальной информации вражеских агентов и диверсантов с определенного момента надлежало брать живыми и, желательно, невредимыми.

Ходят легенды, что в создании советского управления особых отделов НКВД, а затем и «СМЕРШа» принимали участие бывшие офицеры и генералы царской контрразведки и жандармерии. Документальных подтверждений тому нет. Но определенная преемственность в тактике наблюдается.

Учитывая требования конспирации и свободы передвижения, смершевцы вооружались преимущественно короткоствольным нарезным оружием – пистолетами и револьверами. Наиболее распространены были – «ТТ» и «Наганы». Многие носили трофейное немецкое оружие. Владели они им, как уже говорилось выше, филигранно.

Кроме уже названных ранее успехов, «СМЕРШ» по разным данным провел 180 – 250 радиоигр с врагом, выманив по их результатам на советскую территорию более 400 кадровых сотрудников немецких спецслужб и агентов. Некоторые из них раскаялись, перешли на советскую сторону и возвращались в Германию для ведения разведывательно-подрывной деятельности против нацистов.

Несмотря на немногочисленность кадрового состава, четверо сотрудников «СМЕРШа» посмертно были удостоены звания Героя Советского Союза. Потери в «СМЕРШе» были просто огромными. Большинство оперативников через 3 – 4 месяца службы выбывали из-за гибели или тяжелых ранений.

На освобожденных территориях Украины, Белоруссии и Прибалтики «СМЕРШ» успешно развернул борьбу с националистическим бандподпольем, связанным с немецкими (а позже – с британскими) спецслужбами. Совместно с внутренними войсками НКВД уже в 1944 – 1946 году им было сломлено организованное сопротивление националистов и разгромлены их войсковые соединения. После чего на протяжении 10 лет террористические нацгруппы уже добивались органами государственной безопасности.

В 1946 году «СМЕРШ» был передан органам МГБ СССР – на его основе стало формироваться управление военной контрразведки.

Добавить комментарий:

CAPTCHA
Введите код с картинки:

тематика

новинки каталога

анонсы событий

новости партнеров